РЕПЛИКА

ДМИТРИЙ НАРИНСКИЙ

вице-президент Союза архитекторов России

Член жюри архитектурного конкурса на концепции пяти площадок реновации в Москве, заведующий Международной проектно-учебной лабораторией экспериментального проектирования городов ВШЭ Дмитрий Наринский ответил на вопросы «Архсовета».

Архсовет: Насколько сложна тематика конкурса?

Дмитрий Наринский: К сожалению, в России пока не выросла сильная современная школа градостроителей. У нас были градостроители советского прошлого, но современные имели только около десяти лет для своего роста. И сейчас, мне кажется, конкурс продемонстрировал, что в большей степени борются архитектурные, чем градостроительные команды. И немножко это обидно как представителю градостроительного цеха. Урбанистика у нас совсем молодая сфера деятельности, и, возможно, это будет в большей степени конкурс архитектурных идей, чем градостроительных. Но в нашей традиции архитекторы долгое время были сильнее градостроителей, так что неудивительно, что между собой в большей степени соревнуются визуальные образы, нежели планировочные решения.

— Консорциумы с зарубежными бюро могут справиться с градостроительными задачами?

— Да, безусловно, зарубежные партнеры частично могут помочь с этим. Причем, есть ряд и российских компаний, которые сильны в смысле градостроительных решений. Самый яркий для меня пример — это «Остоженка», это команда, которая сильна и в плане градостроительства, и архитектуры. AREP серьёзная градостроительная компания. Мне лично очень интересно будет посмотреть на то, что предложит MLA+, потому что это также компания, которая сочетает в себе оба начала и вполне сопоставима по своим компетенциям с более именитыми коллегами. Но так же есть большой блок команд, которые представляют собой, на мой взгляд, абсолютно архитекторов- объемщиков.

— Насколько, по вашему мнению, участники справились с творческим заданием?

— Думаю, нужно было более жёстко сформулировать какой-то обязательный минимум для всех, чтобы все попробовали его сделать, даже самые именитые. Тогда была бы возможность интересного выбора. А сейчас за это задание взялись те, которые заранее слабо выглядели и не всегда хорошо воспользовались этой возможностью.

— Что вы скажете о преимуществах или наоборот сложности площадок?

— Что бросается в глаза — есть площадки, которые имеют только по внешнему периметру транспортные магистрали, а есть площадки, которые разделены, как например, Головинский район. Они только формально имеют единый контур. В этих ситуациях это будет не одна площадка, а две. То есть это будет некая условность — рассматривать, например, «Проспект Вернадского» как единую территорию, потому что это две территории, которые как-то соприкасаются между собой через проспект. В этом наверное есть плюс, что каждая из этих территорий более компактна, но и минус, конечно, нужно ведь представить убедительное решение, как их связать, показать, в чем будет единство этой площадки, это пока непонятно.

— А кому-то из конкурсантов повезло с рекой...

— Да, я думаю, это будет большая конкуренция, потому что при всей внешней простоте Царицынской площадки, наверное, там будут самые сильные фантазии.

— А стоит ли, на ваш взгляд, привлекать жителей на каком-то этапе проекта?

— Если мы говорим о жителях, в данный момент живущих на этой территории, я не уверен, что это имеет смысл. Мне кажется, логичнее в целом взаимодействовать с жителями Москвы и в целом понимать их реакцию на конкурс и то, что будет предложено в его рамках, чтобы получить какой-то фидбэк. При этом локализовать и рассматривать вопросы по отдельно взятой территории не совсем верно. Если район Царицыно как-то оторван от других, то тот же Проспект Вернадского, на самом деле, имеет условные границы — этот узел, безусловно, будет влиять на гораздо большую территорию, чем она дана в конкурсном ТЗ. Даже тех, кто проходит ее транзитом, нужно учитывать, поскольку важно, как они это воспринимают.

— Какой экономический эффект от программы реновации может получить город?

— Сейчас в тех районах, которые будут подвергнуты реновации, сложилась ситуация монофункциональной застройки, то есть это территории с абсолютно доминирующей жилой функцией. Думаю, что в результате осуществления этой программы мы получим реализацию mix used, а именно такие территории наиболее интересны и эффективны с токи зрения развития города и представляют возможности для развитии бизнеса и других активностей. В целом они дают, безусловно, экономический эффект для города. Причем он будет осуществляться в разных вещах — и в расширении рабочих мест, и налогооблагаемой базе и .т.п.

— Что вы думаете об идентичности будущих районов?

— Безусловно, должна быть дифференциация. Сейчас мы эту монофункциональную застройку можем совершенно по-другому перекомпоновать и запустить. На сегодняшний момент кардинально изменился сам характер ее взаимодействия с окружением. Раньше люди компактно проживали в этих районах и ездили на работу на крупное предприятие куда-то вне. Сегодня это абсолютно необязательно, сейчас в Москве более распределённый характер занятости. И вот это надо учитывать. Я думаю, эти районы будут интересными ядрами по отношению не только к самой реновируемой территории, но и ко всей окружающей застройке.

— Что вы скажете об увеличении плотности?

— Дело в том, что на сегодня эта территория сложно структурируемая с точки зрения земельных отношений. Повышение плотности будет происходить локально, тем самым будут выделяться свободные от застройки территории — зеленые зоны, к примеру, парки или скверы местного значения, возможно, объекты социального значения, что, безусловно, в интересах жителей.

 

Интервью: «Архсовет»

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
выставка
26/10/2017 – 29/10/2017
МВЦ «Крокус Экспо», павильон № 3, зал №15
экскурсия
26/10/2017
Москва
Союз архитекторов России © 2011–2017 Условия использования материалов сайта